vendredi 5 juin 2015

ЕВРАЗИЙСКИЙ ПРОЕКТ


ЕВРАЗИЙСКИЙ ПРОЕКТ

КРУГЛЫЙ СТОЛ В ЖУРНАЛЕ "ЭЛЕМЕНТЫ" (1992)

участники: Александр Дугин, Робер Стойкерс (Бельгия) 

А.Д.: Является ли евразийский континентальный союз стратегической необходимостью?

Робер Стойкерс: Да, безусловно, хотя бы уже потому, что все евразийские войны последних столетий приносили исключительно отрицатьельные результаты. Вспомним хотя бы о русско-шведской войне, о Наполеоне, о Гитлере и т.д. Всякая выигранная или проигранная война в Евразии ведет лишь к усложнению гео-политических, социальных, национальных и экономических проблем, и никак не способствует их решению. Война в Евразии стала по просту чем-то ненужным и излишним. Логика политического развития стран Евразии ясно указывает, что мы должны сегодня мыслить не в категориях государства или группы государств, а в категориях более глобальных и общих — в категориях континентального пространства, вписанного в естественные границы великих океанов. Четыре океана —Северный ледовитый, Тихий, Индийский и Атлантический — вот пределы нашего гео-политического мышления в актуальной ситуации. Я писал в своей статье, посвященной Кувейтскому кризису, что всякая война, ведущяяся между странами Востока и Запада, всякий конфликт, развивающийся вдоль оси Восток-Запад, являются противоестественными и нарушают органичные гео-политические и гео-экономические связи, всегда более прочные и глубокие вдоль "широт" и менее прочные и глубокие вдоль "долгот" земного шара. По какому-то еще не до конца осмысленному закону, северные страны всегда отличаются более высоким уровнем экономического развития и поэтому конфликты между ними с необходимостью приближают глобальный планетарный кризис. Более богатый Север может и должен поставлять свою избыточную продукцию на менее развитый Юг и это естественно. Именно с Севера на Юг должна проходить и культурная экспансия. Почти всегда в истории, когда культурное и экономическое влияние распространялось с Севера на Юг — Япония и Китай, Россия и Средняя Азия в 19-ом веке и т.д., — мы имели нечто гармоничное и естественное. Экспансия же по оси Восток-Запад, напротив, приводила всегда к нарушению равновесия и к катастрофе.
При этом следует подчеркнуть, что географическая экспансия России по континенту являлась одной из наиболее гармоничнеых и естественных в истории освоения географического пространства, так как русские, которые сами являются прямыми наследниками индо-европейских народов, проделали, начиная с 17-го века тот же путь, что и индо-европейские предки, заселившие евразийский континент с Севера на Юг, вплоть до Ирана и Индии. В этом отношении Россия может по праву считаться индо-европейской державой по преимуществу. Европа же, начиная с Римской Империи обращала энергию своей культурной и экономической экспансии на Африку, то есть также с Севера на Юг, что, естественно, было органичным и гармоничным движением, не вызывавшим никаких глобальных катастроф.
Исходя их этих гео-политических законов, мы можем понять насколько опасным является американское военное, культурное и экономическое вторжение в Европу и в Азию, так как оно противоречит естественной логике Север-Юг, и представляет собой катастрофическое и кризисное вмешательство по оси Восток -Запад. Американское вмешательство, как источник постоянного дисбаланса евразийского континента, предполагает конфликт между "береговыми" и "островными" евразийскими государствами и государствами "центрально-континентальными". Америка, перенимая эстафету от Англии, всегда стремится спровоцировать конфликты на океанских границах континента. На Дальнем Востоке это политика конфликтов между Японией и Китаем, Северной Корейй и Южной, война во Вьетнаме. В Европе это недавнее противопоставление Западных "береговых" государств Восточным и "континентальным". Стратегия американизма состоит в покорении (и особенно культурно-экономическом) "береговых" государств —как со стороны Атлантического, так и со стороны Тихого Океанов. Такая политика препятствует укреплению евразийских континентальных связей, нарушая естественную логику развития по оси Север-Юг. Хотя в рамках своего "острова" США прекрасно используют логику Север-Юг, объединяя гео-экономически Канаду, США и Мексику в пан-американском проекте.
Поэтому наш радикальный анти-американизм, который может быть рассмотрен на разных уровнях, на уровне чистой гео-политике мы формулируем следующим образом: проведение культурно-экономической экспансии США на евразийском континенте проходит по оси Восток-Запад или Запад-Восток, что категорически противоречит естественному ходу развития континентальных связей, а поэтому, является анти-евразийской диверсией и историческим извращением.


    А.Д.: А что Вы, господин Стойкерс, думаете о возможности чисто стратегического и даже военного альянса евразийских держав?

Р.С.: Я думаю, что он необходим. Мы должны выдвинуть сегодня концепцию, анологичную той, которая была выдвинута в 18-ом веке под названием Jus Publicum Eurupeum ("Общий Европейский Закон"), но только применительно ко всему евразийскому континенту. Хотя о реализации такого единого континентального стратегического блока еще рано говорить, тем не менее мы просто обязаны выдвигать и развивать эту концепцию, обсуждать ее, искать наиболее точные формы ее окончательного варианта. И самое главное, что мы должны безпрестанно настаивать на том, что всякий внутриконтинентальный конфликт, не говоря уже о моральных и человеческих потерях, будет заведомо проигршным для всех участвующих сторон, в экономическом, политическом и социальном смысле. Всякая война между нами будет сразу же означать полное поражение. В некотором смысле мы обречены на континетальный альянс, и более того, мы гео-политически мы обречены на то, что бы США оставались нашим общим врагом, угрожающим во всех секторах евразийского континента гео-политической гармонии и естественным ориентациям культурной и экономической экспансии. И пока американизм со своей Восточно-Западной и Западно-Восточной ориентацией будет оказывать давление на Евразию, мы всегда будем жить в ожидании нового внутреконтинентального конфликта, новой евразийской войны, которая, в определенном случае, может закончиаться глобальной общеконтинентальной (и даже, быть может, плантерной) катастрофой.
Противостояние американизму долг каждого евразийского народа, каждого евразийского государства, которые хотят сохранить свое лицо, свою свободу, свою независимость и, в конце концов, свою жизнь.


    А.Д.: На мой взгляд, следует подчеркнуть, что рассуждать в терминах "всеобщего мира" — это чистая утопия и демагогический прием. Чтобы оставаться реалистами мы должны предложить идею ограниченного мира, и для нас, это с необходимостью должен быть "континентальный мир", "евразийский мир".

Р.С.: Вот именно, Вы совершенно правы. Еще Карл Шмидт говорил, что абсолютный мир невозможен. Конфликты неизбежны, но они должны быть превращены в локальные и регулируемые конфликты, что предполагает наличие единого стратегического военного блока в Евразии. Мы должны бороться против концепции "абсолютной войны" с манихейской идеологией, когда противники рассматривают друг друга как носителей "Абсолютного Зла". Самый отвратительный пример этого лицемерного и сектантски-фанатического подхода к войне мы видели в кувейтской войне со стороны бесновавшихся в припадке протестантского фанатизма американских убийц. Мы же должны скорее предложить концепцию "войны форм", то есть конфликтов между небольшими армиями, состоящими из добровольцев и профессиональных военных, без вовлечения в конфликт мирного населения и без разрушения государственной экономики. Мы — не утописты, и мы, конечно, признаем, что на бескрайних евразийских просторах всегда будут вспыхивать определенные конфликты. Но они должны быть урегулированны с помощью "войны форм", так что воюющие стороны должны видеть в сегодняшнем враге завтрашнего возможного союзника, чтобы раз и на всегда покончить с "демонизацией" противника, с примитивным, лживым и жестоким дуализмом американистского типа.

    А.Д.: Полагаете ли Вы, господин Стойкерс, что отказ от ядерного вооружения со стороны России приведет к большей безопасности в Европе или, напротив, русское ядерное оружие является действительным фактором сдерживания локальных конфликтов?

Р.С.: Начнем с того, что в Европе вообще никто не хочет одностороннего разоружения России и в том числе ее отказа от ядерного оружия в одностороннем порядке. Мы все стремились к тому, чтобы советские войска покинули страны Восточной Европы, но мы никогда не хотели ослабления самой России. Что же касается ядерного оружия, то я считаю, что оно в ограниченном количестве действительно необходимо России, но и не только России. Я считаю, что три европейских центра сил, то есть Париж, Берлин и Москва должны быть мощными военными полюсами, которые будут обеспечивать гармонию на всех европейских землях. И поэтому с точки зрения европейской безопасности, и шире, с точки зрения континентальной евразийской безопасности, надо не разоружать Россию, а вооружать Германию. Ядерное оружие необходимо Европе в целях сдерживания возможных анти-европейских притязаний США или других ино-континентальных держав, а также для предупреждения внутри-европейских и внутри -евразийских локальных конфликтов.
С другой стороны, мощное ядерное оружие является экономически крайне обременительным и затраты на вооружение уже привели почти к краху саму американскую экономику. Замечу по ходу дела, что русские не должны строить себе иллюзий в отношении функционирование американской экономической модели. Она представляет собой полный провал. Единственной нормально и эффективно функционирующей моделью среди капиталистических стран сегодня является японская и немецкая модель. Возможно, что гонка вооружений разрушила не только советскую экономику, но и американскую, чей окончательный крах должен произойти по мнению европейских экспертов в ближайшие 1-2 года. Затраты на супервооружение просто бессмысленны. Надо иметь ограниченное ядерное оружие, которое позволит нанести избирательно сильный, мощный и неотразимый удар для предотвращения разрастания конфликтов, для остановки тотальной войны. Зачем нужно создавать потенциал, достаточный для уничтожения всей планеты?

Aucun commentaire:

Enregistrer un commentaire